korova_io
Искусство - это молоток
Продолжение.

День 4.


Любовь к тебе вошла мне в плоть и в кровь
И с ними, как вино с водой, смешалась.

отрывок из стихотворения «Сила любви»,
древнеегипетская поэзия.



Утром я проснулся раньше Гора и, стараясь не разбудить его, тихо вышел из комнаты и пошел в душ. Поводом побега было дикое возбуждение, которое меня разбудило. Набрав полную грудь воздуха, я осторожно выдохнул, чтобы успокоить бешено забившееся сердце и облокотился на стенку душевой. Член стоял. Я взял его в руку и стал осторожно ласкать себя.
Как назло в этот момент дверца душевой вдруг отъехала и в проеме появилась голова моего друга. Я чуть не задохнулся от неожиданности. Гор увидел все, что только мог. Я со злости ударил рукой по стенке и отвернулся.
Дальше произошло что-то безумное. Я услышал звук сброшенных шлепанцев, потом дверца кабинки захлопнулась, и его сильные руки повернули меня к нему лицом. Гор был голый. Я зажмурился, чтобы не видеть то, что уперлось мне в живот.
- Я хочу тебя, - сказал он и я почувствовал вкус его губ. Рука Гора захватила мой орган и стала нежно и быстро ходить по нему. Гор целовал меня, а я чуть не падал от возбуждения. Такого желания я не чувствовал очень давно.
Противоестественность происходящего придавала удовольствию привкус горечи, которая только разжигала желание. Я на ощупь нашел его орган и стиснул его в руке. Он был большой. Я стал гладить его, потом принялся делать то же, что Гор делал с моим членом.
Его губы ни на секунду не отрывались от моих. Боже, мне было так хорошо. Я почувствовал, что его орган напрягся, а мой друг закусил мне губу, кончая. Я открыл глаза и увидел, как несколько белых струй попали мне на живот. Теперь я просто не мог оторвать взгляда от его огромного члена. Гор тихо стонал, между тем, не прекращая ласкать меня рукой. Я был очень возбужден.
Неожиданно мой друг опустился на колени и взял мой член в рот. Я тут же кончил, подавшись вперед, так, что член прошел ему в глотку.
Удовольствие обрушилось на меня с такой силой, что подкосились ноги. Гор, еще с моим членом во рту, поддержал меня, а потом поднялся и прижал к себе. Мы стояли так, несколько минут, приходя в себя.
- Я вообще-то приходил спросить будешь ли ты кофе, - признался он.
- Ага, - у меня перед глазами все плыло. Гор улыбнулся, и, поцеловав меня в щеку, вышел из душевой.
Кофе ждал меня на кухне, а Гор резал помидор для бутербродов. Я вышел из ванной в одних трусах, впрочем, Гор был в том же «костюме».
- Дэви, я сделал, как ты любишь, - кивнул он на чашку. Я сказал спасибо и одним глотком выпил половину. Потом я подошел к окну. Дождь так и шел, со вчерашнего вечера не переставая. Я решил, как и вчера вести себя так словно ничего необычного между нами не происходило, хотя теперь это было гораздо сложнее. Я не мог просто так выкинуть из головы его губы…
Перевод, наконец, дошел непосредственно до ритуальных текстов, которые считались заклинаниями, помогавшими усопшему в царстве мертвых. Гор, который моими стараниями освоил азы египетского письма, помогал мне. Мы сидели рядом за столом, обложившись книгами, с ноутбуком в охапку. Когда я просил, Гор искал в библиотеке нужную мне книгу, а в основном он набивал текст, который я ему диктовал на компьютере. Когда время уже перевалило за два, Гор потянулся и сказал, что мне пора на кухню.
После обеда друг не пустил меня работать.
- Дэви, - с укором сказал он, - у меня затекла спина и ноют плечи, а ты требуешь, чтобы мы опять сидели над этой «сетологией»?
Я ответил, что в таком случае собираюсь немного поспать и удалился в свою комнату. Спать мне не спалось, и мысли о моем «боевом» товарище так и роились в голове. А если сегодня опять что-то случится, и мы с ним снова окажемся в одной постели? Что будет тогда? После утреннего душа оставался только один закономерный вариант развития событий, понял я. Он меня трахнет…
Нет, этого нельзя допустить.
Я вдруг заметил на стуле у окна синюю майку с короткими рукавами. Майку Гора. Видно он бросил ее там, когда прибежал спасать меня ночью. Я видел его в одних трусах, но, видно, он все-таки бессознательно схватил ее по дороге. Я поднялся и, открыв окно, сел на стул. Поток влажного воздуха хлынул в комнату. Я тронул пальцами его майку с надписью «polo». Тронул и понял, что его запах остался на ней. Мне стало почти дурно от того, что я собирался сделать, но я наклонился и вдохнул.
Запах Гора снова поймал меня в капкан. Я сидел на стуле и прижимал к лицу его вещь, как какой-то извращенец. И, именно в этот момент его угораздило вломиться ко мне без стука. Гор застыл на пороге, а я, понимая, что резко отбрасывать от себя «улику» или вскакивать уже поздно – так и замер с его майкой у своих губ.
- Может, хватит врываться без стука? – раздраженно заорал я, а Гор попятившись, кивнул и вышел. Я больно закусил губу и, дойдя до кровати, упал на нее. Черт.
Я не выходил из комнаты часов до девяти, пока Гор не явился ко мне, громко забарабанив в дверь. После того как я откликнулся, друг ввалился в комнату злой как пантера и заявил, что если я сей же час не отправлюсь на кухню, он меня убьет.
Я спустился вниз и занялся ужином, ни разу не посмотрев ему в глаза. Как только я собирался заговорить с ним, на меня нападал безумный стыд, и я не мог связать двух слов.
- Может, хватит, Дэви, - сказал он, наконец. До этого он ходил по кухне туда-сюда, не произнося ни слова.
- Что? – испугался я, чуть не выронив нож и картошку.
- Прекрати молчать! – потребовал он.
- Я не молчу!
- Ага, ты как спустился - слова мне не сказал.
- Я задумался, - продолжая скрести картошку, ответил я. Гор сел передо мной на стул и посмотрел в глаза.
- Дэви, я не понимаю, что с тобой происходит!
Ага, не понимает, усмехнулся я про себя. Хорошая позиция.
- Ничего не происходит, - ответил я ровным голосом, но получилось грубовато. Гор пожал плечами и ушел к себе. Я пожарил картошку и, накрыв стол, стал звать друга. Он не откликался, поэтому пришлось подняться на второй этаж. То, что я увидел в открытую дверь, напугало меня до безумия и, как будто ударило тяжелым по голове. Гор сидел на кровати, держа в руках пистолет. При этом дуло он засунул себе в рот и зажмурился. Я даже не помню, что подумал в тот момент, наверное, сработал инстинкт – я сорвался с места и, схватив его за волосы, дернул назад. Дальше – какой-то провал, и вот уже Гор смотрит на меня дико, а оружие лежит на полу.
- Понятно? – услышал я свой разъяренный голос. Как воспоминание мне вернулись собственные слова – «Не смей этого делать, кретин! Идиот проклятый! Понятно? Понятно?».
- Что ты делал? А? – орал я на него, а Гор только безмолвно смотрел мне в глаза. Я понял, что орать тут бессмысленно, и присев перед ним, заговорил спокойнее, - Гор, объясни, что ты делал?
Друг медленно повертел головой и пожал плечами. Я разозлился.
- Зачем ты засунул себе в рот пистолет? – снова выкрикнул я. Гор взял меня за предплечье и потянул к себе.
- Гор, - я лежал на нем, его грудь вздымалась от учащенного дыхания, - Гор, объясни мне, что ты делал.
- Хотел застрелиться, - ответил друг.
- Что?!
- Я этого не сделал, и пожалуйста, ничего больше не спрашивай об этом, - попросил он, отворачиваясь.
- Знаешь, что?! – я поднялся и подобрал с пола пистолет, - Я конфискую оружие.
Я вынул магазин и вышел из комнаты вместе с пистолетом. Припрятав его в своей комнате, и заодно одевшись, я вернулся к нему. Гор лежал на кровати, тоскливо глядя в потолок.
- Ты кушать кажется, хотел. Там все готово.
Гор поднялся, и не глядя на меня, вышел из комнаты. Меня это странно задело. Что я ему сделал? Не дал застрелиться? Нахамил? Отнял игрушку? Догнав его на лестнице, я хотел схватить его за руку и выяснить что с ним, но передумал.
Я разогрел ему картошку, нарезал салат и наблюдал за тем, как он ест. То, что он молчал, меня обижало. Мы точно ролями поменялись.
- Пожалуйста, объясни мне, что произошло, - наконец потеряв терпение, попросил я.
- Оставь меня в покое! – грубо ответил Гор, - Не трогай меня!
Я чуть не задохнулся от обиды. Вскочил с места и, взбежав по лестнице, заперся в своей комнате. Пошел ты к черту. Пошел ты.
Я упал на кровать прямо в одежде, и горячая влага обожгла мне глаза. Я кусал губы до боли, пока сердце не перестало горько сжиматься. Да какого черта его слова стали так действовать на меня?
- Дэви, - постучал в дверь друг, - Открой. Давай поговорим.
- Гор, я устал. Я очень хочу спать. Давай поговорим завтра, - ответил я почти срывающимся голосом. Друг еще немного постоял под дверью, как я понял по скрипу половиц, и ушел. Я выключил свет и уснул.
Ночью я услышал шорох и в ужасе открыл глаза. Что-то тренькнуло в замочной скважине, и ручка двери медленно поползла вниз. Я открыл рот, чтобы набрать воздуха, потому что он внезапно кончился…
В комнату вошел Гор и подошел к моей кровати. Он расстегнул джинсы и, сняв их, бросил на стул. Майки на нем не было. Я лежал неподвижно, прикрыв глаза, и он, видимо, подумал, что я сплю. Еще немного постояв у кровати, Гор нагнулся и снял трусы. Уже полностью голый он приподнял одеяло и лег рядом со мной. У меня закружилась голова, а в груди как будто проделали дырку – такой сосущей пустоты там я еще никогда не чувствовал. Я зажмурился.
Друг коснулся рукой моей груди в тонкой домашней майке и лег еще ближе. Я лежал на спине, а Гор устроился рядом полу боком, и когда он приблизился, моей правой руки коснулся его лобок. Если бы я убрал руку, он бы понял, что я не сплю. Мягкие волосы у него в паху щекотали пальцы. Гор вдруг приблизил ко мне губы, и я почувствовал его дыхание на своей шее. Я думал о том, как он отреагирует, если я вдруг повернусь и поцелую его. Или протяну руку чуть дальше и дотронусь до того, что он не посчитал нужным прикрыть нижним бельем. Одежда мне очень мешала, но я боялся даже шелохнуться. Гор устроил голову у меня на плече и затих. Я решил что надо «проснуться» и хотя бы снять джинсы, которые ужасно впивались в меня в причинном месте.
Я потянулся и театрально открыл глаза. Также наигранно удивился Гору, который тут же претворился спящим, потом я сел в кровати и стал осторожно раздеваться, чтобы его не «разбудить». Когда майка и джинсы были скинуты, я вдруг услышал его шепот:
- Сними это тоже, - его пальцы коснулись моей кожи на пояснице. Сквозь мой позвоночник от того места, где он прикасался ко мне, будто прошел электрический разряд. Дрожащими руками я стянул трусы и тут же закрылся одеялом. Гор скользнул рукой по моему телу, по груди, животу и бедру, не задев члена, который уже давно стоял.
- Да, не дрожи ты так, - услышал я его шепот и почувствовал, что действительно мелко дрожу. Гор коснулся пальцами моего подбородка и повернул мое лицо к себе.
- Дэви, успокойся, - прошептал он, - Не дрожи.
Я попытался взять себя в руки. Гор снова погладил меня по груди, и я едва сдержался, чтобы не поцеловать его. Он касался меня теплыми ласковыми руками, а я лежал без движения, только сердце трепыхалось в груди.
- Мы будем просто спать. Хорошо? - его губы касались моей щеки, - Пожалуйста, расслабься. Я пришел, потому что не могу там один. И потому что ты не можешь здесь один. Просто закрой глаза и спи.
- Хорошо, - выдавил я из себя, и плотно закрыв глаза, повернулся к нему спиной. Гор вдруг крепко обнял мен и тут я перестал дрожать. Все в порядке. Все в порядке. Мы просто спим вместе, просто как друзья, как братья, лежим в одной кровати и… его рука случайно спустилась чуть ниже и задела пальцами мой чувствительный орган. Я, не видя, почувствовал, как Гор открыл глаза. Все его тело напряглось.
- Да, у меня стоит, - сказал я вслух, даже не понижая голоса – что теперь было скрывать. Гор еще немного придвинулся, и мне в спину уперлось его большое «достоинство». Такое же возбужденное как у меня.
- Гор, только не… - я не знал, как это сказать, - Понимаешь, я никогда… и не понимаю, как…
- Если бы ты знал, как я не понимаю и как я «никогда»… - ответил он на мои сбивчивые объяснения, и осторожно взял в руку мой член, - Я сам не знаю, что со мной происходит.
- Это не нормально, - сказал я, убирая его руку и поворачиваясь к нему лицом.
- Знаешь, я думал, что просто скучал… - Гор некоторое время не мог подобрать слова, - Но я как вижу тебя, у меня просто земля из-под ног уходит.
- Это из-за книги, да? – спросил я. Эта мысль мучила меня уже давно, но высказать ее было почему-то сложно, - Она играет нами.
- Что? – Гор приподнялся на подушках.
- Книга мертвых.
- Ты хочешь сказать, что я хочу тебя из-за книги? – со злостью в голосе произнес Гор, придвинувшись ко мне, - У меня член стоит из-за книги???
- Понимаешь, там буквально написано, что живым книгу читать нельзя, потому что только живой сильный разумом станет еще сильнее. А слабый – просто сойдет с ума…
- Дэви, - он взял мою руку и положил на свой член, - Ты считаешь, что это из-за какой-то книги?
- Я считаю, - после небольшого сопротивления мне удалось забрать руку, - что что-то испытывает нас. И если мы поддадимся этому безумию, то разум начнет разрушаться… Иначе как еще объяснить это твое дурацкое самоубийство?
Гор потянулся к выключателю и в комнате загорелся свет. Когда глаза привыкли, мы смогли обменяться взглядами. Мой друг сидел на кровати, прислонившись спиной к стене, а я облокотился о подушки. Мы сидели, молча, Гор рассматривал свои ногти, а я таращился в окно.
- Хорошо, что теперь? – подал голос Гор, - Мне уйти к себе?
- Нет, - я бессознательно придержал его за руку.
- А что? Что ты от меня хочешь? – вдруг заорал он, - Я не могу тебя понять, ты как девица – хочу-не хочу, я не понимаю уже, что, в конце концов, тебе от меня нужно?
Я испугался, но было уже поздно – я завел его.
- Ты что издеваешься? – продолжал он, - То поцелуешь, то оттолкнешь? То позовешь, то прогонишь? Ты думаешь, я долго буду это терпеть? Плевать я хотел на эту книгу и этот бред, который ты мне тут пытаешься втолковать. Хочешь, я сожгу ее, и тогда проверим, будет у меня стоять на тебя или нет? Хочешь?
Я слушал его отвернувшись. Он хлестал меня по щекам своими словами.
- Гор, я прошу тебя…
- О чем просишь? Не трогать тебя? – орал он, - Может это у тебя слабая психика, чтобы понять, что я не играю с тобой в игры и не шучу, когда говорю тебе все это? Ты думаешь, мне так просто сказать тебе, что я тебя хочу? Думаешь, так просто признаться, что ты меня возбуждаешь? Может, это ты сходишь с ума, если не замечаешь собственного желания? – он сдернул с меня одеяло, обнажив мой стоящий орган.
- А ты что предлагаешь? – заорал я в ответ, - Трахаться? Встать в ряды почетных гомиков? Драть друг друга в задницу, да? Это твой вариант развития событий?
- Заткнись! – он схватил меня и зажал рукой рот, - Не смей говорить так…
Гор лежал на мне, тяжело дышащий, теплый, славный… Я опять окунулся в его запах и закрыл от смятения глаза. Гор убрал ладонь и прижался ко мне губами. Я больше не в силах сопротивляться раскрыл губы и почувствовал его язык у себя во рту. Желание было до того одуряющим, что я будто горел в огне. Гор поймал мои руки и прижал их к кровати, чтобы я не мог вырваться.
- Я прошу тебя, Гор, отпусти меня, Гор, - умолял я, в редкие мгновения между поцелуями. - Не надо, не делай этого, Гор, ну пожалуйста!
- Тебе же нравится, Дэви, - шептал он, целуя меня в шею, - Ты же с ума сходишь от того, что я к тебе прикасаюсь.
- Гор, это бред. Это болезнь, безумие! – уверял его я, сам себе не веря, - Я никогда в жизни не целовал мужчин, я никогда в жизни не думал о тебе, так как теперь, я никогда не хотел…
- Дэви, заткнись, - он снова поцеловал меня в губы, но на этот раз я отвернулся. Мой друг сунул колено между моих бедер, и чуть спустившись, ткнулся членом мне между ног.
- Гор! Отпусти меня! – заорал я, со всей силы вырываясь, - Я не хочу, отпусти меня!
Видимо мой неожиданный крик так подействовал на него, что Гор отпустил меня, и я, вырвавшись, слетел с кровати. Я сидел на полу, голый и дрожащий от ужаса перед тем, что он хотел сделать. Ведь он бы трахнул меня. Он бы засунул в меня свой большой орган и порвал бы мне им все внутренности.
Гор опомнился и спустил ноги на пол. Я глянул на дверь – успею ли до нее, если он снова бросится на меня.
- Хватит, Дэви, - друг протянул мне руку, - иди сюда, я больше не буду. Я клянусь тебе.
Тяжело дыша, я вернулся на кровать. Гор лег и сразу отвернулся к стене. Я устроился на краю кровати, но потом, минут через пятнадцать, переполз поближе к нему, и остановился, только коснувшись спиной его спины.
Я лежал час с открытыми глазами, каждую секунду ожидая подвоха, но потом сон сморил меня и я погрузился в небытие.

День 5.


О, приди, северный ветер,
Я высматривал тебя,
Когда был в башне.

«Пиршество», 3,
Древнеегипетская поэзия.



Утром я тихо выполз из кровати и, одевшись, поплелся в кухню. Мне нужно было подумать. Если в нашем «безумии» действительно виновата книга, то я должен был понять, где именно был рычаг выключающий это. Возможно, заклинания мертвых имело такую сильную энергетику, что действовало на людей как радиация – просто от нахождения «в зоне поражения». Другой вариант – это болезнь, которая была на самой рукописи, и которая, поразив Гора, перешла и мне. Я, конечно, обдумывал и версию с заклятьем, но мой рациональный разум протестовал – я патологически не верил в сверхъестественное, если оно не было обоснованно фактами, как экстрасенсорика, например.
Гор явился завтракать в расстегнутых джинсах и уселся за стол. Я поставил перед ним яичницу, а сам взялся за яблоко.
- Доброе утро, милый, - сказал Гор. Я поперхнулся и долго кашлял, пока Гор не похлопал меня по спине. Друг принялся за еду.
- У меня есть версия, - объявил я, расхаживая по кухне. Мой «милый» с интересом поднял на меня глаза.
- Думаю, это вирус, - озвучил я свою догадку. Гор улыбнулся и пожал плечами.
- Поедем к врачу? – подмигнул он, - «Доктор, я все время хочу своего друга, сделайте мне укол. Вставьте мне капельницу в зад».
- Почему в зад? – я махнул рукой на его шуточки, - Понимаешь, скорее всего, это именно вирус или паразит…. Что-то забралось в наш мозг и разрушает его! Или может, забыл, что ты вчера делал с пистолетом?
- Засовывал его себе в зад? – глумился мой товарищ.
- Не в зад, а в рот… - поправил я, - Во всяком случае, при мне.
Гор улыбнулся, и я тоже не сдержал улыбки. Сейчас, при свете дня наши проблемы казались такими ерундовыми, такими бессмысленными, что хотелось рассмеяться и забыть обо всем. Но я уже начинал осознавать всю глубину нашей проблемы и не мог не говорить об этом.
- Гор, послушай. Выслушай меня. Пожалуйста. Мы оба сходим с ума. Мы слышим голоса, а это уже ненормально, это шизофрения или еще какая-нибудь хрень. Мы делаем какие-то безумные вещи. Ты пытался покончить с собой… Да и это, между нами… Ведь раньше мы жили вместе, и что? Ты хоть раз думал о том, чтобы поцеловать меня, а?
- Да, - вдруг ответил он, глядя мне прямо в глаза. Глумливая улыбка куда-то делась с его лица, он говорил серьезно. Я опешил. Четко выстроенная мной теория дала трещину.
- Но… - я пытался подобрать слова, но Гор перебил меня.
- Да, я педик, ясно? Я не хочу об этом говорить, - Гор поднялся, с шумом отодвинув стул, и вышел. Я был ошеломлен. Такую информацию я принять просто так не мог. Если он не шутит, то я должен был догадаться. Должен был.
Я отбросил свою нерешительность и пошел за ним. Гор стоял во дворе, с сигаретой во рту. Когда я подошел к нему, друг хмуро глянул на меня, и отвернулся.
- Давай поговорим, - попросил я, заглядывая ему в лицо. Гор выпустил струю дыма в сторону и застегнул куртку – на улице было действительно холодно, я стоял перед ним в одной майке.
- О чем? О том, что ты шокирован и не веришь в то, что я тебе сказал?
- Но когда мы жили вместе… ты что, всю жизнь мне врал? – я начинал дрожать от холода и злости, - Ты что, жил со мной, а сам трахался с парнями? И что, все твои девушки тоже были просто прикрытием? А ты приходил к своим друзьям геям и рассказывал им, как ты живешь с придурком натуралом, а сам притворялся моим лучшим другом, так? – орал я, - Это для тебя что, было реалити-шоу?
Гор, наконец, посмотрел на меня. Взгляд был уничтожающий, низвергающий в ад, поэтому я поспешил закрыть рот.
- Из всего того, что ты сказал верно, только то, что ты придурок, - ответил он. Я разозлился и бросился на него с кулаками, но ему было не сложно справиться со мной, вот только сигарета выпала. Когда он прижал меня лицом к стене, скрутив сзади руки, я услышал его жесткий, совсем не дружеский голос:
- Я никогда ни с кем не трахался, - Гор говорил почти с ненавистью, - Ни с одним парнем у меня этого не было. Друзей геев кроме наших общих с тобой знакомых у меня нет. С девушками, с которыми у меня были отношения, все было по-настоящему. И если ты называешь мое отношение к тебе притворством, а нашу дружбу реалити-шоу, то мне тебя жаль. Единственная правда, которую я от тебя скрывал, Дэвид, это то, что я тебя люблю … - он словно выплюнул последние слова, и разом отпустив меня, скрылся в доме. Я не удержал равновесие и упал на каменный пол, больно ударив колено.
Я вернулся на кухню. Гор завтракал, щелкая пультом телевизора, и даже не смотрел в мою сторону.
Я тебя люблю. Так он сказал. Эти слова снова и снова прокручивались у меня в уме. Пока я шел до кухни, прихрамывая на одну ноги и потирая ушибленное колено, в моей голове были только эти слова – я тебя люблю. Его голос звучал в ушах - я тебя люблю. Я тебя люблю, я тебя люблю …
Я сидел, глядя в свою тарелку, и пытался понять, как жить дальше. Эти слова что-то, несомненно, изменили во мне. Они изменили что-то в мире, они были даже большей загадкой, чем египетские свитки, чем голоса в голове… Я не мог притронуться к еде, и опомнился, поняв, что сижу над полной тарелкой, когда друг загрузил посуду в мойку и вышел их кухни. Я словно на автомате поднялся и поплелся за ним.
Он сидел в кабинете и рассматривал египетские бумаги. Я сделал несколько шагов и встал перед ним, но этого было мало. Даже не сдвинув бумаги со стола, я сел прямо на стол, оказавшись лицом к лицу с Гором.
Друг посмотрел мне в глаза. Я видел, как от тяжелого дыхания вздымается его грудь.
- Повтори, что ты на улице сказал, - я даже не узнал свой голос, так непривычно и глупо он прозвучал. Гор схватил меня за руки и потянул на себя, а я, таща за собой ворох бумаг, съехал со стола прямо ему на колени. Гор впился в мои губы, целуя с такой страстью, что я сдался практически мгновенно, отвечая на его ласки. Я обнял его, а Гор поднялся со мной на руках и перенес меня на диван.
Гор целовал мои губы и лицо, и снова губы. Нет, я ничего не обещал ему. Я ничего не говорил ему. Никаких клятв я ему не давал, успокаивал я себя, чувствуя его губы на своей шее и груди. Я просто не мог остановить его, я не хотел…. Я почувствовал себя таким свободным, таким легким…
И именно в этот момент все рухнуло. Звонок в дверь, раздавшийся так некстати разрезал не только наше уединение, но и мысли о том, что будет с нами дальше.
Гор удивленно посмотрел на меня.
- Я никого не жду, - сказал я другу.
- Я тем более, - ответил он раздраженно, а может мне показалось.
Мы оба поднялись и отправились встречать гостей. Когда я открыл дверь, то буквально остолбенел – на улице стояла моя Диана собственной персоной, с ослепительной улыбкой и большим чемоданом на колесиках.
- Дэви, - не замечая стоящего чуть поодаль друга, кинулась мне на шею бывшая и зарыдала, - Я была такой идиоткой! Прости меня, мой тигренок, я так виновата…
Я довольно холодно обнял ее, глядя через ее плечо на Гора. Мне показалось, он был в бешенстве. Однако, когда он сделал шаг из тени, на его лице была улыбка.
- Ну что, Дэви, знакомь нас, - сказал он. Диана, не ожидавшая, что я не один, вздрогнула и обернулась. По ее выражению лица я понял, что Гор не растерял своего мужского кокетства за эти несколько безумных дней.
- Ох, прости, - натянул я улыбку, - Это мой лучший друг и практически брат, Гор, а это – моя бывшая девушка, Диана, - я нарочно подчеркнул ее статус, чтобы она учла это в дальнейшем развитии событий. Однако, у Дианы, по-видимому, был свой план.
- Дэви, мне так много нужно тебе сказать, - она повернулась и умоляюще посмотрела мне в глаза, - Я знаю, я обидела тебя, но тогда со мной творилось что-то неладное, я не понимала чего хочу и зачем жить… И только теперь…
Гор прервал ее речь своим тактичным «кхм» в кулак и сказал, что оставит нас, потому что у него еще есть работа.
Диана как будто не слышала его. Она взяла мои руки в свои и снова заплакала. Я, дождавшись паузы между ее мольбами о прощении, сказал, что должен серьезно поговорить с ней, но позже, потому что меня ждет работа. Диана поняла это по-своему и, вкатив свой чемодан, отправилась на второй этаж.
- А ты говорил, что это уже прошлое, - съязвил друг, когда я вошел в кабинет, - И вообще, все это мне что-то напоминает… У меня одного де жа вю?
- Слушай, откуда я знал, что она заявится обратно? Я уже и думать о ней забыл.
- Ага, конечно, - он встал у окна ко мне спиной, а я подошел к нему ближе и положил руку на плечо. Гор двинул плечом, сбросив мою руку.
- Я сказал, что занят, и чуть позже, когда мы закончим работу, я объясню ей ситуацию.
- Ситуацию? – вскинулся Гор, оборачиваясь, - И какую же «ситуацию» ты хочешь ей объяснить, уж очень мне интересно?
- Скажу ей правду, - отвечал я под его испытующим взглядом, - что я ее не люблю.
Гор смотрел на меня еще полминуты, и снова отвернулся к окну. Я приблизился к нему и, не зная, что сказать, уперся лбом ему в спину. Гор стоял неподвижно, и я опять положил руку ему на плечо, точнее предплечье – он был выше меня.
- Дэвид, - вдруг произнес он мое полное имя.
- Да? – я поднял голову.
- Иди к черту, - сказал он. Я почувствовал, что сердце снова начинает больно сжиматься, а в солнечном сплетении разрастается пустота. Я вдруг понял, что стою и прижимаюсь к нему сзади, касаясь губами его затылка. В каком-то оцепенении я отпрянул. Сложно сказать, что я ощущал. Противоестественность, безумие. Я чувствовал, что теряю над собой контроль.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал? – спросил я.
- Пусть мотает отсюда, - ответил он, по-прежнему глядя в окно. Мне не понравился его тон.
- А, по-моему, то, что она здесь нам только на руку. Хотя бы на время, пока мы не закончим перевод. Она будет каким-то барьером между… нами….
Гор обернулся, его глаза горели яростью.
- Барьером? Тебе нужен барьер между нами? – прорычал он.
- Пока здесь будет женщина, ни я, ни ты не позволим себе лишнего. Если для тебя все это нормально, то на счет себя я не уверен… Когда с книгой все закончится, мы освободимся от этого безумия, тогда все станет ясно по поводу «нас». Правда, для Ди эта египетская драма может оказаться опасной…А вдруг, если это вирус, он передастся и ей?
- Ах, простите, пожалуйста, - глаза Гора вспыхнули еще ярче, - Как же, это же твоя Диана! Ты не хочешь рисковать ею, потому что она тебе дорога!
- Да, я не хочу рисковать ее жизнью! - зверея, оскалился я, - а твоя ревность, Гор, это уже просто… ни в какие рамки…
- Моя ревность?! – округлил он глаза, - Неужели ты так зациклен на собственной персоне, что думаешь, что я бы стал ревновать тебя?
- Можно подумать, это не так, - сложил я руки на груди.
- Знаешь что, а не пойти бы тебе к своей возлюбленной Ди? – прошипел он. Я демонстративно отвернулся и направился к двери.
- А я уезжаю, к черту! – он со всей силы ударил кулаком в стену. Я замер на месте.
- Куда это ты собрался?
- Подальше от тебя.
Я подошел к нему и заглянул в глаза. Гор разозлился не на шутку.
- Хорошо, я скажу, что ей лучше будет уехать, - медленно проговорил я, против воли взяв в руки его кулак с ободранными от удара костяшкам. Гор схватил меня за плечи и приблизился, глядя в глаза.
- Она тебе еще не безразлична, да?
- Нет! – я оттолкнул его, - Мне плевать на нее.
- А на меня? – он смотрел на меня исподлобья.
- Пожалуйста, не устраивай истерик, - попросил я. Гор снова схватил меня и прижал к стене.
- Ты издеваешься надо мной, Дэвид, - он так больно вдавил меня в стену, что хрустнули кости.
- Сегодня ты какой-то агрессивный, - ответил я зажатым голосом, и он отпустил меня.
- Агрессивный? Ты вымотал мне все нервы! – он повернулся и быстрым шагом вышел из комнаты, хлопнув дверью.
Чтобы немного успокоиться и освежиться, я зашел в ванную. Умывшись, и идя по коридору, я услышал голоса на кухне. Гор сидел за столом, а моя подруга хозяйничала – в духовке уже поджаривалась привезенная ей курица.
- Вот так мы познакомились, - щебетала она, подозрительно нежным голосом. Гор поглядывал на нее, выпуская колечки дыма.
- А где ваша Хатхор? – спросила Диана, перенявшая мою манеру выражаться загадками.
- Кто? – удивился Гор, - Если я не ошибаюсь, это богиня…
- Любви, - вздернула бровь моя ненаглядная, разрезая помидор, - И по некоторым данным, жена Гора. Хат-Хор – это буквально «Дом Гора»…
«Жена другого Гора. Гора Бехдетского, Ди. Это другой Гор, не тот, с которым сражался Сет», - подумал я.
- Я так понял, вы интересуетесь, есть ли у меня девушка? – расшифровал, наконец, Гор.
- Да, - Диана заметила меня и лишенный возможности подслушивать дальше, я уселся рядом с другом.
- У меня нет девушки, я гей, - вдруг выдал он. Я закашлялся, а Гор одарил меня презрительным взглядом. Диана удивленно поглядела на нас.
- Теперь я начинаю понимать, Дэви, твою фразу «единственный, с кем мне, когда-либо было хорошо вместе жить – это мой Гор»… - язвительно сказала она. Гор посмотрел на меня удивленно.
- Ты так говорил? – спросил он, - Честное слово?
- Диана, Гор пошутил. Он просто любит, когда люди в шоке от его выходок, - я тронул Гора коленом под столом, надеясь, что этого хватит, чтобы он остановился.
- Да нет, я, правда, гей. И он это знает. Просто не хочет в это верить, - сказал Гор и я ударил его коленом под столом.
- Хватит, Гор, - процедил я сквозь зубы.
- Я что-то не понимаю… - нахмурилась Ди.
- Что не понятного-то? Мы с Дэви вместе.
- Гор! – я наступил ему на ногу. Друг повернулся ко мне и, воспользовавшись тем, что я этого не ожидаю, поцеловал в губы. Диана ахнула, я вырвался и толкнул его, а Гор рассмеялся.
- А почему я должен молчать? Почему ты скрываешь от нее? Скажи уж правду, - продолжал мой друг, между тем отвечая на вопрос Дианы, - Девушки у меня нет, так сказать, дом Гора свободен, - он снова повернулся ко мне, - Так ты, правда, сказал, что тебе было хорошо со мной жить?
- Как будто тебе было плохо, - пробормотал я, все еще не пришедший в себя после поцелуя.
- А я и не отрицаю, что мне с тобой хорошо, - ответил Гор, глядя мне в глаза. Диана слушала нашу перепалку, чуть нахмурившись и немного склонив голову к плечу.
- Дэви, вы что, правда…? – спросила она. Я открыл рот, чтобы ответить «нет», но Гор перебил меня.
- Наверное, ты мой Хатхор, - сказал он, - Потому что выходит, что мой дом там, где ты. Даже если он на краю света.
Эта фраза заставила мое сердце предательски сжаться. Нежность, которую я почувствовал в его словах окутала меня всего. Все заготовленные кинжалы, все ядовитые слова были разбиты, и я просто не нашелся что сказать.
- Ребята, я вам не мешаю? – спросила Диана. Гор, до того не отрывая от меня взгляда встал из-за стола.
- Ди, я же тебе говорил – мы с Гором любим пошутить, - наконец ответил я ей.
- Все это мало похоже на шутку, - ответила она.
- Ну и что? – вскинулся Гор, - Если я сказал что-то своему другу, и ты при этом присутствовала, это не значит, что мои слова надо тут же начинать обсуждать.
- Спокойно, Гор, - я поднялся, - я думаю мне с Дианой нужно поговорить.
- Без проблем, я уйду, - Гор пересек кухню и снова хлопнул дверью.
- Дэви, я не понимаю… - начала она.
- Диана. Послушай. Во-первых, то, что я не выставил тебя сразу же за дверь, не значит, что я тебя простил или принял обратно. Во-вторых, с тех пор как ты уехала, многое изменилось, и я сейчас занят очень важной для меня работой. В-третьих, мое воспитание не позволяет мне говорить женщинам все, что я на самом деле думаю о них и их поступках, поэтому ты, наверное, уже поняла, что у нас ничего не получится. Ты сделала выбор, когда покинула этот дом. Обратного хода нет. Любовь, если она была – ушла вместе с тобой.
Диана села на стул. Я видел, как дрожит ее подбородок, а глаза наполняются слезами.
- Ты не любишь меня? – прошептала она.
- Прости, но нет. И нечего плакать – неужели ты ожидала, что я после всего этого приму тебя в распростертые объятья? – я прошелся по кухне.
- Но… Дэви… я не могу без тебя… я… не знаю, как без тебя жить…
- Хватит, - твердо сказал я, - месяц ты прекрасно как-то прожила, вот и оставшиеся годы в твоем распоряжении.
- Но… Дэви… - плакала она, - Дэви, я приехала потому, что у нас будет ребенок…
У меня подкосились ноги и я сел. Ребенок?
- Ты беременна от меня? – задал я идиотский вопрос. Диана закивала, закрывая руками заплаканное лицо с потекшей тушью.
- Дэви, прости меня за все… Когда я узнала, я поняла, что не хочу убивать его, ведь он частичка тебя… - она приложила руку к своему животу.
Я не мог прийти в себя. У меня будет ребенок. Ребенок! Маленький человек, за которого я несу ответственность… Все перевернулось. Я сделал несколько глубоких вдохов. Не может быть! Не может быть!
Диана плакала, а я стоял перед ней как истукан. Только что я собирался выставить ее отсюда… А теперь? Что теперь?
- Диана, я просто не знаю что сказать, - я прошелся по кухне, остановившись возле нее, и неловко взял за руку, - Я так счастлив!
- Я знала! – она улыбалась сквозь слезы, - Я знала, что ты нас не бросишь!
Она обняла меня, и я почувствовал сладкий запах ее духов, упругие груди прильнули к моей груди. Она положила мне голову на плечо, и я подумал, что все-таки скучал по ней.
Приближающиеся шаги Гора были слышны издалека, и спустя мгновение в кухню ворвался мой друг.
- Дэви! - заорал он. Диана испуганно отпрянула от меня.
- Что ты кричишь? – недовольно спросил я, - Ди, я сейчас приду.
Я вытолкал друга из кухни и махнул рукой в сторону кабинета. Как только мы вошли, Гор захлопнул дверь и сжал кулаки.
- Что она тебе сказала? – рявкнул он. Я открыл рот, рассказать ему, но наткнулся на его взгляд, который пронзил меня насквозь.
- Гор… она беременна.
Что??? – он яростно ударил рукой в стену. Я увидел, как на его костяшках выступает кровь, - Что она еще придумала, а? Я не отдам тебя ей, понятно?
Я пытался подобрать слова, но ничего не приходило в голову. Гор повернулся и снова ударил кулаком в стену, еще и еще раз, пока вся рука не оказалась ободранной, а он все долбил стену.
- Перестань! – я перехватил руку.
- Она пытается отнять тебя у меня! – он посмотрел на меня. В его глазах был ужас. Он вырвал свою руку и снова ударил ею в стену. На стене остался кровавый след. Чтобы предупредить удар я встал к стене, загородив ему мишень.
- Успокойся, Гор! – я попытался встряхнуть его за плечи. Он был в бешенстве и просто не слушал меня.
- Гор, возьми себя в руки, черт побери!
- Ты опять бросаешь меня, Дэвид! Ты опять это делаешь со мной! – орал он, надвигаясь на меня. Я отступал к противоположной стене, глядя, как по его щекам катятся слезы ярости, - Ты убиваешь меня! Ты меня убиваешь, Дэвид!
Он прижал меня к стене.
- Гор, остановись, прошу тебя, - я положил руки ему на плечи, - Давай успокоимся.
В кабинет постучали, а потом дверь открылась и вошла Диана. Гор тяжело дыша, повернулся в ее сторону, и я увидел, с какой ненавистью он смотрит на нее.
- Дэви, это правда? – спросила она серьезно, - То, что вы двое… любовники?
- Да! – заорал Гор, - Да! Он мой, поняла? Я люблю его!
Я вгляделся в его лицо, с выражением полного отчаяния и боли… Он снова сказал, что любит меня. Я медленно сполз по стенке, обхватив голову руками, чувствуя приближение этого идиотского «шума». Я старался держать глаза открытыми, но они закрывались сами. Однако в этот раз все прекратилось благодаря пощечине, которую мне устроил друг, склонившись надо мной. Все признаки галлюцинаций пропали, и он помог мне подняться на ноги.
- Все в порядке? Что с тобой? – спросила Диана, все так же стоя в дверях.
Внезапно в доме что-то грохнуло и оглушило нас на несколько секунд. Гор среагировал первым, толкнув меня и Диану на пол, под стол, и выскочив из кабинета, бросился на второй этаж. Чьи-то чужие шаги приближались. Когда они достигли комнаты, мы увидели их из-под стола.
- Где ты, засранец? – прогремел грубый голос с немецким акцентом. Я сжался в комок. Ноги пришельца обошли стол, и я, наконец, увидел его воочию – это был большой человек с прищуренным глазом, державший в руках дробовик.
- Вылезай, - скомандовал он, - и руки.
Я вылез, подняв руки вверх. Заметив подол юбки Ди, он приказал выходить и ей тоже.
Человек подошел к столу и схватил одну из бумаг с переводом, резко развернулся ко мне.
- Где оригинал?
- Не твое собачье дело, Алекс, - зазвучал голос моего друга, целившегося из пистолета в голову коллеге-авантюристу (слава богу, нашел его под моей кроватью). Тот не сплоховал, тут же схватив Диану и приставив дуло дробовика к ее виску.
- Не глупи. Отдай бумажки и я уйду. Иначе я кокну твою подружку и этого сопляка, - кивнув на меня, прорычал он. У меня перехватило дыхание.
- Если ты сейчас не уйдешь, я убью тебя, - сказал Гор.
- Что ж, давай попробуем на скорость, - раздался щелчок, Алекс снял оружие с предохранителя, - Я считаю до трех и разношу ей голову.
- И я тут же укладываю тебя рядом, - кивнул Гор на свой пистолет. Алекс прищурился, - Положи оружие!
- Раз… - начал бандит. Диана взвизгнула и залилась слезами.
- Погоди, - нахмурился Гор, и опустил оружие, положив его на пол, - Не надо, я отдам тебе свитки. Не трогай ее, - Гор молниеносным движением пнул пистолет мне, а сам изловчился и ударил Дорфа прямо в лицо. Тот на мгновение потерял ориентацию, Диана метнулась в сторону, а я выстрелил наугад. Алекс вскрикнул и упал – пуля попала в ногу. Гор наступил ему на руку и отшвырнул дробовик к дальней стенке.
- Дэви, быстро! Собирай вещи! Мы уезжаем.
Упрашивать меня было не нужно – я пулей вылетел из кабинета. В спешке покидав в сумку, что попадалось под руку, я вернулся в кабинет. Гор стоял над нашим незваным гостем с пистолетом. Диана с чемоданом была уже в коридоре.
Быстро собрав бумаги со стола и упаковав ноутбук, я на всякий случай прихватил дробовик с собой. Когда все было готово, я помог Диане запихнуть чемодан в багажник машины Гора и кинул туда же нашу с ним сумку. Только тогда Гор оставил грабителя в одиночестве и сев за руль ударил по газам.
Отъезжая мы услышали вой сирены – видимо выстрелы взбудоражили местную полицию. Мы спокойно выехали из города, и только тогда Гор прибавил скорость – теперь нужно было торопиться, потому что Алекс мог натравить на нас полицейских.
- Диана, прости, что тебе пришлось это пережить, - сказал я, глядя в зеркальце заднего вида, - Мы с Гором занимались одним делом, очень важным делом, но как видишь, опасным…
Диана молча кивнула.
- Да, ты попала в историю, - сказал Гор, - и возвращаться домой тебе теперь будет опасно. Этот маньяк может найти тебя. Поэтому, тебе придется ехать с нами.
Он достал пачку сигарет и закурил. Диана потянулась за своей сумочкой, а потом вдруг нахмурилась и стала отгонять от себя дым.
- Гор! – разозлился я, - Это вредно для ребенка!… Не кури! Мало ей стресса что ли?
Друг, чуть не рыча, открыл окно и выкинул сигарету.
- Куда мы едем? – спросила Ди, глядя на меня. Я в свою очередь перевел взгляд на Гора.
- Не знаю. Просто едем. Я еще не придумал.
- Диана, прости, - сказал я девушке, повернувшись, - но, если ты вернешься сейчас домой, тебе действительно может грозить опасность. Я понимаю, что такая встряска для ребенка совсем не подходит, но тогда нужно будет придумать, где спрятать тебя… Может, тебе на время лучше будет уехать куда-нибудь… за границу.
- Я поеду с вами, - спокойно сказала она, - Мне будет гораздо лучше рядом с отцом моего ребенка.
Я заметил, как исказилось лицо друга. Я снова увидел боль в его влажных глазах, устремленных вдаль. Я заставил себя отвернуться и смотреть в окно.
Через некоторое время над землей навис сумрак и стал накрапывать дождь. Гор почти не отрывал взгляда от дороги, и совсем не смотрел на меня. Диана тоже молчала, глядя на проплывающий за окном пейзаж.
Дворники разгоняли воду вправо-влево, а в щелку окна, которую я оставил, летели мелкие капельки. Дорога уходила вдаль, а справа, с моей стороны садилось солнце. Когда тьма взяла верх, воздух стал свежим и душистым, почти сладким. Диана уснула. На ней было теплое пальто с мехом, которое напомнило мне о том, что хорошо бы согреться. Я закутался в куртку и позволил себе ненадолго закрыть глаза.
Меня разбудил голос друга.
- Дэви, - сказал Гор, положив мне руку на колено. Я открыл глаза. Гор внимательно вглядывался во тьму, которую разрезал свет наших фар.
- Что?
- Мы подъезжаем к небольшому городку, - Гор кинул мне карту, - остановимся на ночь в мотеле.
Мы довольно быстро нашли, наверное, единственный в городке захудалый мотель и, оставив машину на стоянке, вошли в четырехместный номер под цифрой «09».
Номер состоял из двух комнат, соединенных ванной. Я решил, что переночую в комнате Дианы. Вообще, пока мы ехали, я много чего решил. Теперь предстоял разговор с Гором, нелегкое объяснение… Но каждый раз, как я думал об этом, мне эхом возвращались его слова. Он сказал, что любит меня!
И, тем не менее, войдя в его номер, я на секунду закрыл глаза и заговорил:
- Гор, мне тяжело это говорить, но… все кончено. Все, что между нами было в последние дни, все кончено, - мой собственный голос казался мне каким-то чужим, - Я теперь стану отцом. Мне нужно заботиться о ней. Я должен.
Друг сел на кровать, и бессильно уронил голову на руки. Я сделал шаг в его направлении, но он остановил меня рукой.
- Уйди, пожалуйста, - попросил он. Я неловко завис посреди комнаты, а потом тихо вышел прочь.
Войдя в номер и наблюдая, как переодевается моя подруга, я вспомнил о том, как нашел Гора в комнате с пистолетом во рту. Что-то неприятно шевельнулось у меня в груди. Нужно забрать у него пистолет. Но черт, я только что от него…
Я сказал Ди, что возьму что-нибудь из одежды и отправился через ванную к другу. Дверь была не заперта, Гор все так же сидел на кровати, низко опустив голову на ладони. Он даже не пошевелился когда я вошел и, пройдя через комнату сел рядом с ним.
- Где пистолет? – спросил я тихо. Друг, наконец, убрал руки от лица. Покрасневшие глаза сказали мне больше, чем любые слова.
- Боишься, что застрелюсь?
- Ты пытался, - резонно ответил я. Он встал, и, вытащив из куртки пистолет, отдал его мне.
- Дробовик в машине, - он кинул мне ключи, - так что можешь не волноваться. Правда, могу повеситься, но думаю, обойдется.
От вида его губ у меня перехватило горло. Я вспомнил, как он целовал меня, и все поплыло перед глазами. Что сказать ему? Что ему сейчас сказать, чтобы самого себя не выдать? Что сказать?...
- Гор, - начал я, - мы еще друзья?
Он посмотрел на меня долгим взглядом и пожал плечами.
- Тебе лучше знать.
Я поднялся и, сделав несколько шагов в сторону ванной, обернулся.
- Я твой друг, - сказал я, и вышел из его комнаты.
Диана ходила взад-вперед по номеру и, когда я вошел, не прекратила своего движения.
- Ты чего?
- Ничего, - ответила она, сев на постель, и нервно крутя в руках мобилку, - Тебе из вещей нужен был пистолет?
Я повертел в руках оружие и положил на тумбочку.
- Мне не нравится этот Гор, - почти шепотом сказала она, - Дэви, прошу тебя, сделай так, чтобы я больше никогда не слышала от него, что между вами что-то было… Ведь ребенок, - она коснулась живота, - он слушает… Мы твоя семья. Защити нас.
- Диана, милая. Все будет хорошо. Я не хочу говорить об этом, ладно? Мы с тобой вместе, и это главное, правда?
- Хорошо. Иди ко мне, - нежно сказала она, - Поцелуй…
Я преодолел расстояние и лег рядом с ней на кровати. Диана поцеловала меня в губы. Я заметил слабый запах никотина и принюхался к ее волосам.
- Он своим дымом всех отравит, - проворчал я, а Диана почему-то отстранилась и стала что-то искать в своем чемодане. Я подумал, что недурно было бы принять душ. Сообщив об этом намерении подруге, я направился к двери в ванную.
- Я с тобой, - игриво промурлыкала она, но я остановил ее, сказав, что хочу немного побыть один. Диана пожала плечами и отвернулась. Я почувствовал, что она разозлилась.
- Тогда пойду, раздобуду чего-нибудь поесть, - сказала она, и, подхватив сумочку, вылетела за дверь, даже не взглянув на меня.
Горячая вода приятно обожгла тело. Упругие струи били по голове, плечам и спине, доставляя истинное наслаждение. Я стоял, закрыв глаза, когда дверца душевой отъехала в сторону и обнаженный Гор, не раздумывая, залез под воду.
- Гор, какого черта! – я вспомнил, что не запер дверь с его стороны, - Выйди сейчас же!
Друг прижался к стенке кабинки с закрытыми глазами, подставив лицо жестким струям, и просто стоял. Он был красив. Мужественное тело, широкие плечи, мускулы… Я бросил взгляд вниз и увидел его расслабленный орган, даже в спокойном состоянии внушительных размеров.
- Гор! Диана может войти!…
- Я закрыл с ее стороны дверь. Так что постучит сначала, - ответил он, открывая глаза, - Извини… Я услышал, что ты вошел, и не смог побороть желание...
- Гор… - сначала я пытался подобрать слова, а потом они полились потоком, - я ведь все сказал тебе… Ты меня слушал? Ничего больше не будет, понятно? Я не могу жить так! Я хочу иметь нормальную семью, я хочу, чтобы у меня была жена и дети, понимаешь? Я не могу быть изгоем!
Гор посмотрел мне в глаза.
- Мне больно, - сказал он негромко. Я отвернулся. Его присутствие, несмотря на все мои обещания самому себе, действовало на меня по-прежнему, и чем сильнее я злился, тем яснее понимал, что меня физически влечет к нему.
Он был так близко, на расстоянии вытянутой руки, я стоял к нему спиной, представляя, как он делает шаг и прижимается ко мне сзади… Как он обнимает меня и целует за ухом…
Мне стало дурно. Запрет и желание, долг и страсть яростно боролись у меня в груди, когда я почувствовал руку на своем плече.
- Прости меня, - сказал Гор, и вышел из душевой, закрыв за собой дверцу. Когда хлопнула дверь ванной, я упал на колени на холодный пол душевой, и, скорчившись на полу, из-за всех сил сжал кулаки. Не знаю, как я удержался от крика, так сильно болело мое сердце… Тошнота подкатила так близко к горлу, что потемнело в глазах. Я ударил по кранам и почти ничего не видя, вылез из душа, и распахнул дверь в его комнату. Гор сидел голый на кровати, и беззвучно рыдал. Когда я вошел, он поднял ко мне лицо в слезах, видимо не веря своим глазам.
Я не чувствуя ног подошел к нему, Гор схватил меня и бросил на кровать. Почувствовав на себе его тело, я вдруг снова обрел зрение и слух, а Гор уже целовал меня в губы. Его пальцы нашли мой член и тут же обхватили его. Я застонал.
- Я люблю тебя, - прошептал Гор, - я не могу без тебя, Дэви…
Я нажал ему на плечи, и он сразу понял, чего я хочу. Гор добрался до моего члена и нежно поцеловал головку. Я посмотрел на него: мускулистый, крепкий, он склоняется надо мной, и водит своими губами по моему органу. Мой друг, мой университетский друг Гор сосет у меня.… Осознание этого так меня возбуждало, что член дергался от прилива крови. Он сосал его, забирал весь в рот, и щекотал языком…. Мне вдруг нестерпимо захотелось поцеловать его в губы, которыми он меня ласкал. Я потянул его к себе, и друг не сопротивляясь, приблизился. Я обнял его и почувствовал, как его твердый инструмент уперся мне в живот. Мне захотелось потрогать его плоть, и я бессознательно взял его в руку. Он был очень твердый.
Гор целовал меня. У него были сладкие губы, и я чуть не впал в забытье от этого вкуса. Потом он снова спустился вниз и продолжил ласки. Я взял его голову в руки и стал осторожно двигаться у него во рту. Гор уперся в кровать и ускорил ритм. Я упивался сладостью его прикосновений. Не верьте, если вам скажут, что женские и мужские губы – это одно и то же. Женщины нежны и умеют завести манерой ласк, изощряясь на разные приемчики, а мужчины умеют так крепко захватывать член языком, что можно кончить спустя полминуты.
Когда я уже не мог сдерживаться, я схватил его за волосы и стал грубо трахать, засовывая член ему в рот до самого основания.
- Гор, - произнес я, ощущая, как накатывает предчувствие близкого оргазма, - я люблю тебя…
Эта фраза вырвалась непроизвольно и так подстегнула меня, что я, кончил ему в горло, до конца вставив в него свой член…. Гор еще полминуты облизывал мой орган, пока я пытался отдышаться. Потом друг лег рядом и посмотрел мне в глаза.
- Просто скажи – это, правда, или случайно вырвалось? - произнес его голос. Я открыл глаза.
- Случайно вырвалось, - трусливо ответил я, - но, правда.
- Ты меня любишь? – прямо спросил он. Я поглядел на него с удивлением. Такие как он никогда не задают такие вопросы. Я поднялся и сел в кровати.
- Я скоро стану отцом, - ответил я, - Это налагает некоторую ответственность, понимаешь? Если бы… этого не было, тогда…
- Тогда что? – Гор тоже сел, выпрямившись.
- Тогда бы я сказал «да», - ответил я и встал.
- Дэви, - позвал он почти жалобным голосом, - иди сюда, я еще раз тебя поцелую, и пойдешь к своей Диане.
Я сделал несколько шагов к ванной, но остановился и все-таки вернулся к нему в кровать. Гор обнял меня и стал целовать так страстно, и так нежно гладить руками все мое тело, что я снова возбудился и ему в руку ткнулся мой орган. Его пальцы тут же принялись за работу.
- Нет, нет, - прошептал я, - Гор, мне нужно идти.
Я продрался сквозь его объятия, и, сунувшись в сумку, прихватил кое-какие свои вещи, и так, со стоящим членом скрылся за дверью ванной. Шагнув под душ, я немного расслабился и, выключив воду, вернулся в нашу с Дианой комнату. Ее до сих пор не было, и я разозлился на себя, что так спешил. Ведь мог еще лежать рядом с ним… У меня даже мелькнула мысль вернуться к Гору, когда в двери щелкнуло, и Диана появилась на пороге. Она удивленно подняла брови, увидев, что я до сих пор мокрый, и значит, все это время был в душе.
Ничего съестного у нее я не приметил, а когда собирался обнять, Ди увернулась, сказав, что ей срочно надо принять душ, и шагнула в ванную, неся за собой шлейф духов и никотина.
Я вытерся полотенцем и переоделся в шорты и майку. В животе заурчало. Понимая, что выглядит это так, будто я нашел предлог, чтобы снова пойти к Гору, я постучал в дверь ванной.
- Ты покушала?
- Да, - ответил ее голос через дверь, - здесь кафешка, выйдешь из мотеля и направо.
- Хорошо, - ответил я, улыбаясь не понятно чему, - я пойду, прогуляюсь.
Выйдя из номера, я подошел к двери Гора и постучал. Друг открыл, и, увидев меня одного, потянул за руку внутрь. Я вошел, и как только захлопнулась дверь, он прижал меня к ней, целуя в губы.
- Подожди, Гор, - я пытался отстраниться, но друг ничего не хотел слушать.
- Хочу быть с тобой, хочу прожить с тобой всю жизнь, - шептал он, - Я сошел с ума, Дэвид. Ты полностью свел меня с ума. Ни о чем другом я не хочу думать. Я люблю тебя, - его руки уже расстегивали мой ремень.
- Остановись, прошу тебя, пойдем, пройдемся, - просил я. Гор взял мою руку и положил ее на свой большой член. Я опустил взгляд вниз, и почувствовал слабость в ногах. Он был таким твердым и напряженным, таким непонятно притягательным, что моя рука сама задвигалась по нему. Я был словно загипнотизирован видом этой сочной плоти. Гор прерывисто вздохнул, а я, не сознавая, что делаю, опустился перед ним на колени.
Гор немного наклонился, и его орган теперь был прямо перед моим ртом. Большая головка прижалась к подбородку, и я раскрыл губы и, закрыв глаза, лизнул ее. Ее вкус был воплощением того запаха, который сводил меня с ума. Словно сорвавшись, я широко открыл рот, и взял его орган внутрь так глубоко как мог.
Стоя так, на коленях перед Гором, с его членом во рту, я услышал, как щелкнул замок, и со стороны ванной раздался удивленный вздох. Гор подался назад, я быстро встал, но она уже увидела все, что хотела. Халат до пола скрывал ее ноги. Я увидел, что она смотрит на орган Гора с какой-то непонятной ненавистью.
- Я услышала твой голос, хотела попросить купить мне воды, - пробормотала она, обернулась, чуть не наткнувшись на стену, и тихо покинула комнату.
Гор смотрел на меня с ужасом. Я в смятении отошел к окну. Что теперь? Я прошелся по комнате и, не обращая внимания на голос Гора, останавливающий меня, пошел за ней.
Диана стояла у окна.
- Дэви, выйди, пожалуйста, потом поговорим, - попросила моя подруга. Я стоял у нее за спиной, онемевший от безвыходности.
- Уйди! – крикнула она, обернувшись, и я, словно отброшенный этим криком, подался назад и прошел в комнату Гора через ванную.
- Дэви, подожди, - Гор схватил меня за руку, но я грубо оттолкнул его, и вышел, хлопнув дверью. Заплатив портье, я получил ключи и, запершись в одноместном номере, разрыдался.
Я лежал на кровати без сна и думал, как легко можно разрушить свою жизнь. Безумие, пролезшее в мое сердце, как червь, точило мой разум. Только что я был счастливым будущим папочкой с милой будущей женой, а теперь я был одиноким педиком. Все рухнуло, и я падал в эту бездну вслед за своим счастьем.
Она все видела. Она видела, как ее мужчина сосал другому член. Мой ребенок видел. Меня снова замутило, и я привстал, чтобы тошнота отошла.
Отвращение к себе терзало меня. Ничего хуже этого состояния со мной не случалось. Я ненавидел себя за свою собственную глупость. Мужчина не должен любить мужчин. Что бы ни было.
Через некоторое время в дверь постучали. Я, молча, смотрел на дверь, и потом все-таки решил открыть. У Гора были усталые глаза. Я шагнул назад, чтобы он мог войти. Друг попытался обнять меня, но я отстранился и холодно произнес:
- Это конец. Я не хочу больше, чтобы между нами что-то было.
Гор хотел ответить что-то, но все что у него получилось сделать – это кивнуть мне. Он вышел и спокойно закрыл за собой дверь. Даже не хлопнул. Больше ни о чем не думая, я упал на простыни и уснул.

@темы: моя писанина, Казнь египетская, слэш