16:51 

Казнь египетская 3.

korova_io
Искусство - это молоток
Еще одно продолжение.


День 6.


Кому мне открыться сегодня?
Зло наводнило землю,
Нет ему ни конца, ни края.

«Спор разочарованного со своей душой»,
Из «Жалобы второй»,
Древнеегипетская поэзия.


Утром я проснулся разбитым и одиноким. Приняв наспех душ, я поплелся в номер к Гору. Его не было на месте. Подумав немного, я прошел через ванную и постучал в комнату к моей, возможно, будущей жене. Дверь была не заперта, и я вошел.
Гор и Диана сидели у окна и тихо разговаривали. Когда я вошел, оба умолкли, и я не успел ничего расслышать. Перед ними стояли две чашки кофе.
Не знаю, что подумал в тот момент, может, что они провели вместе ночь, но эта сцена вызвала у меня такое отвращение, что я чуть не бросился прочь.
- Иди сюда, Дэв, - сказала Диана, - Гор мне все рассказал про книгу. Ну и вляпались вы, я скажу.
- Я тут кое-что придумал, Дэви, - сказал мой друг, - Надо обсудить.
Я подошел ближе, все еще обшаривая глазами комнату, ища подтверждения тому, что ночью они были вместе.
- Я просматривал фотографии, просто, ради интереса. И кое-что обнаружил. На последних страницах – описание какого-то непонятного приспособления. Я смог перевести, не знаю, правильно или нет – «фаллос Сета».
Гор протянул мне эту самую фотографию. Я поглядел на иероглифы. Действительно, в одной из заключительных глав описывался механизм, который везде был обозначен как «фаллос Сета». Чтобы разобраться в остальном тексте, мне нужно было немного над ним посидеть.
- Дэви, это еще не все. На другой странице, - он подал мне вторую фотографию, - описывается какой-то ритуал, который обещает открыть врата в иной мир. И еще мне кажется, что здесь – описание места, где находится этот самый член Сета.
Я вгляделся в текст. В нем, в самом деле, описывались места, в которых скрыт непонятный предмет, с помощью которого можно получить возможность попасть на тот свет.
- Вот что нужно было Алексу, - пробормотал я, - Он просто решил, что это – карта сокровищ.
- Да… Но в Египет нам придется ехать по другой причине, - Гор вручил мне последнюю фотографию, - Здесь написано, что книгу может использовать только жрец, который должен дочитать до конца и совершить тот ритуал, который связан с этим механизмом. В противном случае безумие поглотит жреца. Прочти вот здесь, может я не правильно понял…
Я вгляделся в текст.
- Эта книга охраняется Сетом и только жрецы Сета смогут прочесть ее. Если ее потревожат иные, то Сет покарает их и навек лишит разума. Даже единожды открыв книгу, жрец должен дочитать ее до конца и войти в царство мертвых с помощью жезла Сета с мертвецом, и пройдя все испытания, вернуться с ним вместе… - прочитал я и перевел ошалевший взгляд на Гора, - Ты сказал, что мы едем в Египет?
- Не вижу другого выхода, - вздохнул Гор, - Доберемся до Портленда, там возьмем билеты, и мы в Египте.
- И кого мы будем оживлять? – скептически поднял я бровь.
- Ну, найдем кого-нибудь. Заедем в местный морг…
Вдруг раздался сигнал моего мобильника. На экране высветился незнакомый номер. Мы с Гором переглянулись. Диана нервно встала. Я пожал плечами и нажал на зеленую «трубку».
- Да, я слушаю.
- Это ты, переводчик, да? Я иду по твоему следу. Я уже близко. Я вас всех убью, - произнес злой голос Дорфа и в трубке запикали гудки.
- Кто? – друг смотрел напряженно.
- Это твой Алекс. Угрожал, - ответил я. Гор забрал у меня телефон и вытащил из него батарею.
- Быстро уходим, - скомандовал Гор.
Мы побросали вещи в машину, расплатились за номер и снова выехали на дорогу. Через пару минут я увидел сзади пристроившийся прямо за нами зеленый «пежо».
- Вот черт! – чуть не заорал Гор, - Да мы попались как полные кретины! Я попался! Он не знал где мы, и решил нас выманить этим звонком!
Гор втопил скорость так, что нас отбросило назад, к спинке сидения.
- Черт! Черт! Черт! – бил по рулю Гор, - бери пистолет и стреляй ему по колесам!
Я ощутил себя в тупом боевике. Высунувшись из окна двери, я с ужасом понял, что от напряжения у меня дрожат руки. Диана пригнулась и легла на заднем сидении. Я всмотрелся в лобовое стекло машины, чтобы увидеть водителя. Да, это был без сомнения Алекс. Я прицелился.
- Стреляй!
- Черт! – сказал я и нажал на курок. Отдача была небольшая, но меня все равно ощутимо бросило назад. Пуля прошла мимо.
- Давай! Еще! – рычал Гор. Я снова прицелился и увидел, что из догоняющей машины тоже высунулась рука с пистолетом.
- Давай! – заорала Диана.
- Стреляй! – выкрикнул Гор. Я зажмурился и, выстрелив, услышал страшный скрип тормозов.
- Так тебе! – заорал я. Машина нашего противника съехала в кювет, а сам он, хромая, выбравшись из нее, выстрелил нам в след, но тщетно.
- Да! – Гор хлопнул меня по колену, - ты молодец, дружище!
- Гор! – заорал я, - Я попал! Я попал! Гор, я чувствую себя как сраном голливудском боевике! – почти кричал я с безумной улыбкой. Гор хлопнул руками по рулю и запел «we are the champions!». Я едва не обнял его, но во время одернув себя, отвернулся к окну. Дурак, дурак, сам себя загнал в угол.
Я поглядел на Диану в боковое стекло. Она ответила уставшим взглядом. Я вопросительно кивнул, как бы спрашивая, что теперь между нами будет. Она пожала плечами. Я отвернулся и стал смотреть в окно.
До следующего населенного пункта мы доехали часа через два, но решили не останавливаться – Алекс наверняка будет искать нас именно здесь. Мы пропустили для верности еще парочку таких мест и остановились в третьем – городок носил название «Звездный».
Обед в местном ресторанчике и номер в отеле – все это нашлось без труда. Мы втроем договорились поработать над переводом – чем быстрее мы закончим его, тем быстрее все это кончится. Диана вела себя так, будто ничего не случилось, и я был ей за это благодарен. Она сказала, что не может сидеть без дела и занялась набором текста на компьютере, пока мы с Гором переводили. К вечеру, когда мы решили, наконец, прерваться, четверть текста была переведена.
Я пытался заговорить с Дианой в коридоре, но она сказала, что слишком устала, чтобы разговаривать сейчас, и может быть поговорит со мной позже. Я вернулся в номер Гора, потому что он для меня оставался очень близким человеком, с которым мы всегда обсуждали все проблемы до мелочей, и сейчас мне действительно нужно было с кем-то поговорить. Гор сидел на кровати с фотографиями в руках.
- Она теперь знать меня не хочет, - сказал я, садясь рядом с ним.
- Ничего, простит, - не отрываясь от фотографий, ответил Гор, - Сделай мне массаж?
- Давай без этого, ладно? – раздраженно ответил я.
- Раньше ты всегда делал мне массаж, - ответил друг обиженно. Я больно укусил себя за губу. Не смей, Давид, не смей этого делать, приказал я себе.
- Раньше было раньше.
- Когда мы были друзьями… - протянул он. Опять в прошедшем времени!
- А что, теперь мы не друзья? – язвительно спросил я.
- Я говорю, когда мы были друзьями, ты всегда делал мне массаж, если я просил, а что теперь – я не знаю.
Я почувствовал тепло в груди и в паху. Гор не улыбался, просто смотрел на меня.
- Если боишься, что она войдет и неправильно поймет нас, закрой дверь, - сказал он, словно прочитав мои мысли, и в его глазах промелькнула какая-то вспышка, - Просто массаж.
Ругая себя последними словами, но не в силах сопротивляться, я поднялся и запер дверь. Гор растянулся на кровати.
- Ты шантажист, - сказал я, со всей силы хватая его большие плечи.
- Эй, эй, ты мне кости сломаешь! – возмутился Гор. Я чуть ослабил хватку, но только так, чтобы он не орал. Доставляя ему мучительные ощущения и бесясь от того, что он все же терпит, я разошелся и залез ему на спину, продолжая издевательский массаж.
- Дэви, тебе надо в кружок садо-мазо.
И вдруг я увидел его руку, ту самую, которую он чуть не разбил об стену.
До этого он ходил с бинтом на кисти, а тут, видно, снял. То, во что он ее превратил, было даже сложно назвать нормальной рукой. Благо пальцы не переломал. Кожа была ободрана.… Мне стало вдруг так больно, словно это была моя рука. Почувствовав изменения в стиле моего массажа (руки совсем расслабились), Гор глубоко вздохнул. Я не мог больше делать ему больно, глядя на эту руку. Я слез с его спины и лег рядом, не касаясь его.
- Какой-то короткий массаж, - констатировал Гор
- Тебе что, понравилось?
- Ну, в конце было не так уж плохо.
- Зачем ты сделал это со своей рукой?
Гор удивленно повернулся ко мне, а потом перевел взгляд на руку.
- Заживет, - кисло ответил он. Я поймал его за кисть, ненавидя себя за то, что дотрагиваюсь до него. Я поднес руку ближе к глазам и погладил пальцем. Он сморщился и я понял, что больно. Я нахмурился и легко дунул, чтобы прогнать боль. Гор наблюдал за тем, как я осматриваю его раны совершенно пустыми глазами.
- Давай лучше массаж, - сказал он, убирая руку, и сел на край кровати. Я устало вздохнул, и, усевшись поудобнее, занялся его плечами, на этот раз без издевок. Гор потянулся за пачкой и закурил.
- Дэви, что ты сейчас чувствуешь? – вдруг спросил он, - Ты хочешь жениться и иметь детей. Хочешь жить с Дианой. Я прошу тебя сделать массаж, и чтобы она не вошла как вчера, предлагаю запереть дверь. Почему ты согласился?
- Ты мой друг, - ответил я.
- Да, но… что для тебя важнее – эта девчонка, или я?
- Заткнись, - я больно схватил его за плечо, - Или я уйду сейчас.
- Дэви, просто скажи, что ты хочешь быть здесь. Что тебе хорошо рядом со мной. Просто признайся. Ничего не изменится, просто скажи, что это так. Если это так.
- Я просто делаю тебе массаж, потому, что ты попросил. Сделаю и уйду.
- Не уйдешь ты, - ответил Гор. Я убрал руки с его плеч. Он хмыкнул. Что он себе думает? Я схватил его за шею и со всех сил сжал. Гор закашлялся и выронил сигарету. Придя в себя, я отпустил его, а друг, подобрав с пола окурок, бросил его в пепельницу.
- С ума сошел? – гневно блеснул он глазами, повернувшись, ощупывая свою шею.
- Дай сигарету, - приказал я. Гор нахмурился и, подавшись назад, подмял меня под себя, закрывая рукой мне рот.
- Курить вредно, любимый, - сказал он, глядя мне в глаза. Я не мог пошевелиться, Гор зажал меня в тиски. Чувствуя безвыходность положения, я позволил себе расслабиться. Друг почувствовал это и убрал руку.
- Не начинай курить, - говорил он, глядя на меня сверху, чуть не касаясь губами моих губ, - Даже если бросишь, останешься курящим, и в любой момент желание курить может победить желание быть здоровым.
- Я хочу курить, - ответил я, а про себя повторял совсем другие слова – «поцелуй меня». Поцелуй меня, думал я, ведь я не могу вырваться или сопротивляться. Поцелуй, потому что сам я дал клятву не делать этого.
Гор поднес губы еще ближе, теперь я почти чувствовал их.
- Скажи мне правду, - шепнул друг, - тебе хорошо со мной?
- Да, - ответил я, сдавшись, и закрыл глаза, ожидая, что он поцелует меня. Но его губы отстранились, и, открыв глаза, я с удивлением увидел, что он снова сидит на краю кровати, закуривая. Я тоже сменил позу, свесив ноги с кровати, и взял из пачки сигарету. Гор чиркнул зажигалкой. Я затянулся. Дым проник в мои легкие, и я на секунду почувствовал себя в состоянии невесомости.
Я курил и смотрел на то, как дым рассеивается по комнате. Гор сидел рядом. Сигарету он держал в левой, а правую руку – израненную, осторожно зажимал между колен.
- Я думал, ты меня поцелуешь, - вырвалось у меня. Гор вдруг повернулся ко мне, и я почувствовал вкус его губ. Так же быстро он отодвинулся от меня, а я, ошарашенный встал, и попятился к двери.
- Ты же сам хотел, - пожал Гор плечами, но я уже открыл дверь и вышел наружу с зажженной сигаретой.
В душе я изо всех сил тер себя мочалкой, до красноты. Мне хотелось сделать себе больно, потому, что я придурок.
Я лег голодным. Тоже в качестве мести самому себе. Лежал, без сна, глядя в потолок, и думал о его руке. Какая же она была израненная, изуродованная. Прямо как моя душа…
Сон упорно не хотел успокаивать меня. Я встал и прошелся по комнате. Хотелось чего-то… например, курить. Я схватился за спасительную возможность не оставаться одному, и наскоро одевшись, вышел из номера. Было уже поздно, и соседний супермаркет закрылся. Я побродил по району, но все словно сговорились.
Крайне недовольный я вернулся в мотель и, покусав нижнюю губу, дернул ручку двери Гора. Ручка поддалась, и я вошел, сразу же услышав смех Дианы. Они сидели друг напротив друга, с картами в руках, посередине стояла бутылка колы.
- Каре! – объявила моя бывшая-будущая, раскладывая карты на столе. Гор заметил меня, и мирная улыбка сползла с его лица. Вот как мне здесь рады, подумал я, и, повернувшись, изо всех сил хлопнул дверью. Я вернулся к себе, яростно сдирая с себя джинсы и майку.
Дверь открылась (забыл запереть!), Гор ворвался в комнату, и крутанул замок изнутри.
- Что ты тут устраиваешь? – спросил он со злостью в голосе, глядя, как я пытаюсь избавиться от одежды, - Я не понимаю, чего ты добиваешься?
Я, наконец, сбросил джинсы и залез в постель, под одеяло. Гор подошел и сорвал его с меня, сбросив на пол.
- Я спрашиваю, чего ты добиваешься!? – повысил он голос. Это было уже слишком. Я вскочил и со всей силы толкнул его в грудь.
- Уходи отсюда! – заорал я, - Ты замучил меня!
- Это я тебя замучил? – Гор пытался схватить меня за руку, но я был ловок.
- Ты достал меня! – орал я, уворачиваясь от его захватов. Гор все-таки схватил меня и повалил лицом вниз, на кровать, зажав рот рукой. Он спустил с меня трусы и, навалившись, пытался одной рукой расстегнуть свой ремень и ширинку. Ужас, что он сейчас сделает мне больно, заставил меня отбиваться из-за всех сил, но Гор держал очень крепко. Я представил, как он сейчас изнасилует меня, и из глаз непроизвольно потекли слезы.
Я почувствовал, как он водит своим горячим членом между моих ягодиц. Рука, которой он зажимал мне рот, была той самой, израненной. Я хотел вцепиться в нее ногтями или зубами, но почему-то не мог. Не мог себя пересилить. Глупо, но мне не хватало злости, чтобы причинить ему боль…
Гор не спешил. Лежа на мне, и чувствуя, что я расслабляюсь, переставая биться в его руках, он тоже немного притих. Второй рукой он гладил мне грудь, потом спустил ее ниже и потрогал мой член. Тот, несмотря на мой страх, стоял. Гор нежно погладил его, и я с новой силой забился в его руках, чтобы он отпустил меня. Его горячий орган лежал в ложбинке между моих ягодиц, я чувствовал, что он большой и твердый.
Гор на секунду освободил меня, только чтобы повернуть к себе лицом, и снова взял в тиски, только вместо руки теперь были его губы – он целовал меня, а я плакал, понимая, что не могу освободиться, и что самое гадкое – не хочу.
Заметив эти слезы, Гор посмотрел мне в глаза и покачал головой.
- Нет, я так не могу, - услышал я его тихий голос, а сам он сдвинулся в бок и слез с меня. Он застегнул джинсы и сел в кровати, глядя в окно.
Очутившись на свободе, я не сдвинулся с места. Я чувствовал себя униженным, но не своим другом, а самим собой. Я будто сам совершил над собой насилие, и теперь ощущал гнетущую пустоту внутри. Я был так слаб, что даже не мог подтянуть трусы или одеяло, чтобы прикрыть наготу.
- Ладно, Дэви, - произнес горько его голос, - я все понял. Теперь я понял все.
Сердце у меня сжалось. Эти слова прозвучали для меня каким-то неведомым приговором, концом всего. Гор поднялся, и, не оборачиваясь, вышел из моей комнаты.

День 7.


Приходит ветер — и слетает к сикомору,
Приходишь ты — спешишь ко мне...

«Ветер», древнеегипетская поэзия.



Рано утром Диана постучала ко мне в дверь, и как только я открыл, обняла меня. Она быстро заперла дверь, и стала снимать с себя одежду. Обнаженной она прижалась ко мне, и потянула на кровать. Я нашел ее губы и стал целовать будущую мать моего ребенка. Диана стянула с меня трусы и, расставив ноги, обхватила ими меня. Я не отрывался от ее губ, пытаясь перебороть в себе странное ощущение. Ощущение, что у нее слишком нежные губы. Слишком тонкие? Я положил руку ей на грудь, и глянул вниз. Мой член никак не реагировал. Он был абсолютно расслаблен.
Я оторвался он Дианы, и посмотрел на нее с сожалением. Диана взяла в руку мой орган, и попыталась расшевелить его, но ничего не выходило. Ди наклонилась и взяла его в рот. Я закрыл глаза, и представил себе, что это не она, а Гор. В ту же секунду он встал, и подруга, обрадованная, прижалась ко мне, снова целуя в губы. Но пропавшее видение Гора унесло с собой и возбуждение. Обнаружив это, Диана нахмурилась, и отодвинулась от меня.
- Дэви, нам нужно поговорить, - шепнула она. Я видел, что она еле сдерживается, чтобы не расплакаться. Быстро подобрав вещи, Диана стала одеваться. Я тоже наспех надел джинсы и уставился в пол, не в силах смотреть ей в глаза.
- Дэвид, я должна тебе признаться… - ее голос дрожал, и мне вдруг в голову пришло, что она сейчас скажет, что переспала с Гором. От этой мысли меня замутило.
- Говори скорее.
- Дэви, я обманула тебя, - она присела рядом со мной на кровать, - Я не беременна… Я просто хотела быть с тобой, вернуться к тебе… Я готова была забеременеть от тебя и родить тебе ребенка. Я подумала, что в ближайшее время мы займемся сексом и все случится, и ты даже не узнал бы… Но теперь… Я же вижу, что между вами происходит… Я не могу больше так… Не могу больше врать… Прости меня, – моя подруга встала и пошла к двери, - Я уеду прямо сейчас, думаю что этому сумасшедшему я не нужна, все равно я ничего не знаю… Надеюсь, когда-нибудь ты простишь меня.
Она уже коснулось дверной ручки, когда я подошел и обнял ее. Диана заплакала, а я прижал ее к себе, ощущая невыразимую благодарность к ней. Спокойствие вливалось в мою душу.
- Ты никуда не поедешь, Ди. Тебе нельзя уезжать, этот человек совершенно безумен, - зашептал я. Мне потребовалось много слов, чтобы уговорить ее не делать глупостей и наконец, она сдалась. Я проводил ее до ее номера и поцеловал в щеку перед сном, а сам, собираясь вернуться к себе и выспаться, в нерешительности замер у двери своего друга…
Он открыл не сразу, я стучал довольно долго. Джинсы на голое тело… Сонный и недовольный, Гор окинул меня взглядом и видимо сделал какие-то выводы.
- Что случилось?
- Пусти меня, - попросил я. Гор отступил назад, давая мне дорогу, но я вместо того, чтобы пройти, обнял его. Друг холодно отстранился и ушел куда-то вглубь номера, в темноту. Не включая света, я последовал за ним. Гор растянулся на кровати, а я, сбросив одежду, лег рядом с ним, пытаясь поцеловать.
- Не трогай меня, - сказал мне друг, отворачиваясь, а я как безумный целовал его шею, плечи, спину, затылок, целовал его всего. Поняв, что я веду себя совсем не так как раньше, Гор повернулся ко мне.
- Так что произошло, Дэви?
Я не мог ответить, комок в горле мешал говорить, я мог только целовать его, ощущая себя самым счастливым человеком на земле. Гор, наконец, понял мое состояние и крепко обнял, прижимая к постели.
- Все хорошо, успокойся, - мой любимый сменил гнев на милость и ответил на мои поцелуи, - Дэви, дыши ровно, у тебя сердце бьется просто бешено…
- Я люблю тебя, Гор, - наконец выговорил я, задыхаясь от слез, - Я люблю тебя, я твой! Я теперь только твой.
Гор замер, глядя мне в глаза и, видимо, пытаясь понять, что это значит. Я не мог ничего объяснять, я знал только то, что не могу больше жить без него, что я хочу быть с ним рядом, жить с ним, видеть его каждый день…
- Дэви, я тоже тебя люблю, - прошептал он, - Не плачь, пожалуйста, мы вместе.
Я уснул, крепко обнимая его, и повторяя про себя слова, которые он шепнул мне на ухо: «наконец-то я дома».
Утром Гор разбудил меня, сказав, что скоро нужно будет ехать.
- Милый, - друг лежал рядом голый и прекрасный, с нежными голубыми глазами, - скажи мне, что вчера произошло?
- Она обманула меня, - ответил я, - Она не беременна.
- Нет? – его глаза вспыхнули. Я боялся, что он разозлится, но Гор только зажмурился и сжал руки в кулаки. Когда он открыл глаза, они были влажными.
- Значит, ты не женишься? – спросил он.
- Нет, я выхожу замуж, - пробормотал я, а он стал целовать меня и смеяться.

До Портленда оставалось уже не так уж много – к вечеру мы должны будем уже попасть в город. В дороге я пытался переводить, но при чтении от тряски начинало мутить, и приходилось откладывать работу. Дорогу заливало дождем. Свежий запах рвался в окно, крупные капли бились об лобовое стекло. Дождь убаюкал меня, и я незаметно для себя уснул.
В аэропорт мы попали только к вечеру. Гор отправился за билетами, а мы с Дианой остались ждать его в баре через дорогу. Здесь было тихо, пара-тройка завсегдатаях и несколько французов, либо прилетевших недавно, либо покидающих в скором времени страну.
— Дэви, я хотела еще раз попросить прощения, — проговорила Диана, чуть коснувшись моей руки. Она сидела рядом, за барной стойкой и курила сигареты с запахом ванили, от которой меня подташнивало.
— Если бы не твоя ложь, Ди, я может быть, так и не понял бы, что на самом деле все эти годы любил его, — ответил я, искренне глядя ей в глаза.
— Я до сих пор не могу поверить, что ты… — она запнулась на секунду, — Что ты с парнем. Что ты любишь парня. Не могу понять. Между нами ведь тоже было что-то… Я уже не знаю, что.
— Я любил тебя, Диана, — ответил я, — Ты это знаешь. Но… Наверное, немного иначе.
— Иначе… — повторила она за мной, потупившись, — Получается, теперь тебя не интересуют девушки?
— Господи, прекрати, — я усмехнулся, — перестань меня смущать. Я итак никак не могу привыкнуть к мысли, что полжизни себя обманывал…
Ее рука снова коснулась моей и вплелась пальцами в мои пальцы. Я на секунду задумался, не знаю, как это получилось, но в голове вдруг зашумело, и я понял, что сейчас опять «начнется». Однако в глазах не темнело, я не потерял сознание. Голоса, пришедшие волной, как всегда, были словно приглушены. Я не понимал почему.
— Ты в порядке, Дэви? Куда ты смотришь? – Диана приблизила ко мне лицо.
Внезапно среди неразборчивого шума, в моем мозгу раздался отчетливый голос, от которого у меня похолодело в груди.
«Здравствуй, Сетх».
Я в ужасе сжал пальцы подруги, а глаза, наверное, распахнулись, глядя в пустоту.
— Дэвид! Что с тобой?!
И снова этот голос, говорящий на мертвом языке.
«Приди ко мне, Сетх. Приди и принеси мне победу. Принеси мне власть. Сетх, величайший из богов, имя которого я знаю».
Я дернулся, отпустив руку Ди, и в этот момент в глазах потемнело, голоса зашумели с силой, заглушив этот жуткий, вкрадывающийся шепот, и я, не удержавшись на высоком стуле, пошатнулся, но Диана снова схватила меня за руку, и в голове мгновенно прояснилось. Я держал глаза открытыми, хотя ничего не слышал. Я видел, как люди в баре оборачиваются на нас, как Диана просит других помочь, боясь отпустить мою руку, видел. Но ничего не слышал, кроме кричащего шепота в голове.
«Имя твое известно мне, власть твоя принадлежит мне, Сетх. Вернись в свое царство, верни свою власть и стань главнейшим из богов…. Сетх убьет Гора…».
Когда я услышал эти слова, я замотал головой, и видимо крикнул «нет». Я не знал, как это прекратить, хотелось бежать куда-то, но я понимал, что куда бы я не удалился от этого места, все эти голоса останутся со мной…
— Успокойся, милый, — услышал я шепот в самое ухо, и мои плечи обхватили сильные руки. Диана все еще держала меня за руку, и смотрела теперь мне за спину с облегчением. Я понял, что шум уходит, и позволил себе немного расслабиться и прижаться спиной к Гору.
— Как хорошо, что ты пришел, — Диана выпустила мои пальцы, оборачиваясь к барной стойке и делая несколько глотков коктейля, — Я испугалась…
Я, наконец, пришел в себя, и обернулся к нему. Гор смотрел мне в глаза с такой тревогой, что мне захотелось немедленно поцеловать его. Невыносимо было просто смотреть на его губы…. Я обернулся по сторонам. Все смотрели на нас. Видимо, представление я устроил отменное.
— Как ты? – руки Гора лежали на моих плечах, он смотрел мне в глаза неотрывно.
— Голос. Я теперь слышу один голос… То есть, один голос четко, а остальные нет, — несвязно бормотал я онемевшими губами, — Он звал меня, называя Сетом. Сетхом, если точнее. Он сказал, что знает мое тайное имя. Помнишь миф об Изиде и Ра? Изида схитрила, заставив Ра назвать свое тайное имя, и получила над ним власть. Голос сказал, что знает мое… и у него власть.
— Сети, — мой друг невольно прижал меня к себе, обнял, на глазах у посетителей бара и измученной Дианы, — Все хорошо, Сети.
— Не называй меня так, пожалуйста, — промычал я в его солнечное сплетение.
— Хорошо, — он отодвинулся, чтобы снова посмотреть мне в глаза, — Ты в порядке? Идти можешь?
— Могу.
В самолете мы выбрали места в центре – как раз на троих. Гор сел справа от меня, а Диана слева.
— Ты слышишь голоса на древнеегипетском? – обратилась Диана ко мне. Она разворачивала контейнер с самолетной едой и расставляла на «столике» привезенные стюардом приборы.
— Ну, вроде как, — ответил я и пожал плечами.
Гор хмыкнул. Я как раз подумал, что я-то занимался этим языком, учил его, но как его мог понимать Гор?
— Я не знаю, как, просто понимаю и все, — сказал мой друг при том, что я не произнес вопроса, — Он звучит как-то странно, но я понимаю.
— А сказать что-нибудь можешь? – поинтересовалась Ди.
— Это вряд ли… Я как будто забываю… — Гор перевел взгляд на меня, — Это странно, да?

…Диана уже спала, в салоне выключили верхний свет, и Гор повернувшись ко мне, взял меня за руку.
— Дэви, я… — он улыбнулся каким-то своим мыслям, — Я так тебя хочу…
Я чувствовал то же самое весь день. Утром мы так и не успели заняться любовью, нужно было ехать, а ночью, когда я пришел к Гору в номер, я был в таком состоянии, что уснул, крепко прижавшись к нему.
— Здесь? – задал я единственный вопрос.
Мой друг смотрел на меня с таким желанием, что ответ был просто не нужен.
— Я тебя с утра не целовал, — он сжал мою руку, и я почувствовал, как у меня встает. Я потянул его руку к себе и положил на то самое место.
— В хвост или в нос? – я понимал, что это безумие, но мне было плевать.
— В проход. В хвосте кухня, в носу – бизнесы, — проговорил он мне в ухо, — Я первый, ты за мной. Левый.
Он поднялся со своего места, и осторожно шагая, пошел в сторону хвоста самолета, к проходу между нашим салоном и другим. Я выждал несколько секунд и отправился следом. Стюардов и стюардесс не было, претендентов на левую кабинку WC не наблюдалось.
Я потянул дверь, и влез в кабинку, прямо в объятья Гора. Он поцеловал меня сразу, с жадностью, со страстью и снял с меня майку, обхватывая руками мое тело. Он шептал мне, что чуть не чокнулся от безумной тоски, что хочет меня, постоянно, каждую секунду, что не может больше выносить разлуку. Я знал, чего хочу я, и, заблокировав дверь, я вцепился в пуговицу на его джинсах…
Когда в моей руке оказался его большой член, я уже не мог соображать. Я опустился на колени, раскрывая губы навстречу его плоти. Гор застонал, когда я коснулся языком его головки, а потом разом взяв его в рот до половины, принялся скользить губами по его стволу….
— Как хорошо, Сети, — прошептал он, — Да… еще…. Глубже. Возьми его глубже….
Я старался просунуть его себе глубоко в горло, но его головка была такой большой, что я боялся задохнуться. Я был так счастлив, облизывая его член, что ничего не соображал, кроме того, что я был полнейшим кретином, думая, что люблю женщин. С тем, что я делал теперь, ничто не могло сравниться. Гор взял в руку свой член, и провел головкой по моим губам. Я расстегнул свои джинсы, потому что от возбуждения там все сдавило. Гор поднял меня, а сам опустился вниз, вытаскивая мой член и беря его в рот. Так мы еще несколько раз менялись ролями, сводя друг друга с ума от возбуждения.
— Повернись ко мне спиной, — горячий шепот в ухо. Я немного опешил, понимая, что это значит. Он собирается трахнуть меня… Но здесь? В самолете? Черт…
— Гор, но здесь же… неудобно… Гор, — поднявшись с колен и глядя ему в глаза, говорил я.
— Да я не буду сейчас, успокойся, — ответил Гор, — Просто повернись….
Я, ощущая легкий ужас, все-таки сделал так, как он сказал. Гор немного нажал на мою спину, чтобы я наклонился, насколько это было возможно в таком узком помещении. Одной рукой он взял мой член, чтобы ласкать его, а второй коснулся моей дырочки, сжавшейся от ужаса.
— Расслабься, пожалуйста, — его горячий шепот проник мне в голову. Я глубоко вздохнул и постарался успокоиться… Он, кажется, облизнул пальцы, потому что я почувствовал их снова, и на этот раз меня это дико возбудило. Мой член затвердел так, что рука друга невольно ощупывала его с удивлением. Гор осторожно надавил на мою дырочку, будто прося пустить его внутрь, и я застонал. Воспользовавшись этим, друг просунул в меня палец, ни на секунду не переставая ласкать мой член. Ощущение, что он вошел в меня, пусть пока только пальцем свело меня с ума окончательно… Я громко застонал, кончая ему в руку и выгибая спину, и почувствовал теплые струи его спермы на своей пояснице….

Мы выбрались из кабинки незамеченными, я вернулся назад первым, затем пришел он. Диана все так же спала в своем кресле. Я улегся на плечо Гора, понимая, что мне глубоко плевать, что подумают люди, увидев, что двое парней спят в обнимку.

@темы: моя писанина, Казнь египетская, слэш

URL
Комментарии
2012-01-18 в 23:43 

Lehanary
The Cat Who Just Walks By Herself
korova_io, Спасибо за прозу!:white: Мне эта вещь кажется увлекательной и уже очень хочется продолжения:eyebrow:. Мне помнится, я уже начинала ее читать но где-то на другом сайте,нет?

2012-01-30 в 00:44 

korova_io
Искусство - это молоток
Lehanary, спасибо за отзыв)
да, вещь лежит на прозе.ру

URL
   

Жизнь имитирует искусство

главная